Саратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-ринг
Саратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-ринг


Поиск по сайту:

Совет клуба:

Алексей Богомолов
Борис Гуревич
Михаил Иванов
Екатерина Свешникова

Пишите нам:
sovetzo@googlegroups.com





Рейтинг@Mail.ru

GISMETEO.RU: погода в г. Саратов подробнее ...
Саратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-рингСаратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-рингСаратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-ринг
Саратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-ринг

Дмитрий Соловьев: "У меня есть некоторые физические и психологические преимущества"

Традиционный первый вопрос - немного о себе. В частности, как сложилась ваша судьба в интеллектуальных играх?

Ответить на этот вопрос в режиме интервью практически невозможно – если не в частности. Ну а в частности, если речь идет только об интеллектуальных играх… Думаю достаточно удачно. Получилось создать несколько полезных систем. Был такой момент в жизни, когда я просто чуть ли не на психофизиологическом уровне понял, что если не сделать что-то, то можно безвозвратно потерять очень много хороших людей. Была у нас в городе такая телекомпания “Видео-Арсенал”. Показывали вечером фильмы, выпуски новостей и пр. Но время было такое, что они периодически перемежались заставками с траурными портретами погибших бандитов и трехминутной песней “Братва, не стреляйте друг в друга”. Ни один политик или культурный деятель не мог себе такого позволить – а вот братва могла. Я смотрел на это каждый вечер, и у меня просто ненависть внутри вскипала – ведь это же дети смотрят, у них идеалы формируются. Кто вырастет? Перестрелять всю братву я бы не смог. А вот немного поконкурировать в сфере создания этического идеала – это вполне мне по силам.

К тому же я тогда постигал на уровне аспирантуры основы этики. Общался с очень серьезными и по-настоящему умными учеными, следствием чего стало, как мне кажется, понимание того, как создаются этические системы. Отсюда – один шаг до попытки сделать что-то подобное на практике. Надо просто знать (или хотя бы, догадываться) о правильной технологии. Ну, о предпосылках и подтексте я еще долго могу рассказывать – кому интересно может мне лично написать.

Второе направление реализации в интеллектуальных играх для меня – создание вопросов. Книги в детстве, как и, полагаю, большинство читателей этой странички, я просто “глотал”, что вызывало серьезное беспокойство у родителей. Но потом они увидели что в школе все получалось нормально, и в общении, и в жизни – еще с детского сада я был то старостой, то председателем совета отряда, то еще кем (в комсомоле до заместителя школьного комитета комсомола дорос) – и успокоились. Если бы у меня была немного лучше память, я, наверное, был бы хорошим игроком. Но память у меня очень плохая (например, я абсолютно не запоминаю номера телефонов – честное слово, не смогу сейчас назвать, например, номер своего сотового), поэтому во время игры приходится всегда все “придумывать” заново. А это означает много ломовой неэффективной работы и снижает результативность. А вот на написании вопросов эта особенность почти не сказывается, потому что в голове в нужный момент при работе с текстом как будто лампочка загорается – “вот тема для вопроса”. Впрочем, по общению с другими вопросниками, знаю, что здесь я не оригинален.

Как игрок, увы, я реализовался в меньшей степени. Чемпионом Мира и России не был, в телевизионном клубе не играл. Высшим успехом своим считаю два титула чемпиона Поволжской Лиги – это действительно очень значимый для нас турнир.

 

Дмитрий Евгеньевич, вы известны многим как уникальный организатор. По количеству знатоков на душу населения Саранск, я думаю, сильно опережает все прочие города. Как вам удалось в небольшом вроде бы городе создать настолько мощное интеллектуальное движение?

Возвращаемся к технологиям. Руководитель с общественной сфере (а здесь мы имеем дело с созданием общественной организации) должен брать на себя основную нагрузку. Там где есть четкая материальная мотивация это сказалось бы отрицательно. В этой сфере – эффект положительный. Причем нагрузка не столько “рабочая” (спасибо большое моим друзьям и коллегам, которые уже много лет везут вместе со мной воз, который называется Клуб Интеллектуального Творчества, жертвуют своим временем и альтернативными возможностями самореализации), сколько нравственно-психологическая. Чтобы не объяснять, приведу аналогию. Когда мы только начали проводить свои олимпиады для школьников, не было года, чтобы мы не выслушивали от многих учителей критику, и даже оскорбления в свой адрес. Но гибкая политика и изначальная, безусловная честность, которая должна стать очевидной для всех, плюс профессионализм, плюс “упертость” привели к тому, что в этой сфере сейчас ни один преподаватель истории в нашем городе никогда не бросит камень в наш огород – мы здесь, говоря языком противника - военных летчиков времен Второй Мировой - “эксперты”. Но это фактор субъективный.

Объективный фактор состоит в том, что Саранск – очень приспособленный для интеллектуальных игр город. У нас очень большой университет – свыше 22 тысяч студентов только дневного отделения. Город, при этом, маленький – около 320 тысяч жителей. Не надо тратить часы на то, чтобы добираться до работы и учебы. Не очень много досуговых альтернатив. Легко организовывать мероприятия, вплоть до самых крупных, используя “административный ресурс” - до него, как бы это сказать, не очень далеко. Повезло с руководством университета – неплохая компания, главное, интеллигентная. А поскольку мне довелось стоят у истоков современной системы воспитательной работы в университете (которая, полагаю, является одной из самых развитых в России), то всегда есть надежная инфраструктурная опора (помещения, транспорт, финансовая поддержка). Проректор по внеучебной работе автоматически является, согласно уставу КИТ, председателем правления организации (как Президент США – почетным председателем Союза бойскаутов Америки).

Удачно произошла интеграция в республиканские структуры. Мы с самого начала боролись за “социальную базу”, т.е. за максимальный охват школьников и студентов. Это позволило получить определенный авторитет в системе органов по работе с молодежью. Несколько социальных проектов придали деятельности КИТ более солидный характер – мы проводим олимпиады, помогаем в проведении научных конкурсов. Я бы очень обиделся, если бы кто-то сказал, что мы просто “игрушками” занимаемся – поэтому, кстати, я не очень люблю, когда интеллектуальные игры наывают всякими “детскими” именами. Поэтому у нас женский турнир – это Международный турнир женских команд, а отнюдь не Кубок Василисы Премудрой. Представляю, какими глазами господа из правительства бы на меня посмотрели, если бы я им принес положение о мероприятии с таким названием – тут-то моей административной карьере конец бы и пришел…

Ясно, что есть еще множество технических секретов. Например, четкая работа со статистикой – ничто не должно исчезнуть. То серьезно и надолго, что становится объектом истории. Поэтому надо работать со статистикой тщательно – и это привлечет в организацию новых людей.

Разумеется, максимально широкая и доброжелательная работа с СМИ. Многократно, например, ко мне обращались телевизионщики и журналисты во время проведения совершенно посторонних мероприятий, вроде республиканский выставок или политических тусовок, в ответ на мои недоумение поясняя, что им же нужно поговорить с кем-то, кто внятно может объяснить, что происходит.

Технических секретов еще много, но интервью, наверное, не должно превращаться в пособие, поэтому перейдем к следующему вопросу.

 

Вы участвуете в организации самых разных проектов. Тут и фестивали, и летние лагеря, и Кубок Поволжской Лиги, ОВСЧ,... список, полагаю, можно продолжать и продолжать. Как на все хватает времени, сил, энтузиазма?

У меня есть некоторые физические и психологические преимущества. Физические состоят в том, что я меньше сплю, чем большинство людей – в среднем часов по 5-6 в сутки. Могу несколько дней и вообще не спать (как это было в первом Поволжском летнем лагере). Это здорово помогает – недавно проводился Республиканский лагерь актива, так там пришлось ложиться в 4-6 утра, и потом всех еще будить на зарядку в 8 утра. А там были сверхмоторные ребята 18-22 лет – но вряд ли кто-то смог бы составить реальную конкуренцию.

В психологическом отношении – я “упертый” и знающий этику. А это высшая философская наука – наука о глубочайшей природе мотивов. Безумно интересно и дает ощущение правоты, без которой в наш век меркантильного успеха давно бы сломался и стал “как все”. Один из таких мотивов “сопротивления среде” - мотив знакомый по стоической нравственной философии, парадоксально воплотившийся в лозунге для наивных комсомольцев - “если не ты, то кто же?” Марк Аврелий говорил, что больше всего он хотел бы выращивать брюкву, но приходиться заниматься войной. Вот и здесь то же самое – интеллектуальные игры отличная технология (при разумном подходе, конечно) для создания скрытых стимулов саморазвития личности и “вырывания” ее из голого утилитаризма. Мне просто жалко будущее своей страны, которое может оказаться в руках технократов с либерально-рыночными лекалами. Их представления об успехе смертельны для широкой культуры, потому что могут привести к сегрегации и подавлению потенциальных способностей многих людей к саморазвитию – посмотрите на наши телевизионные программы! А ведь на большей части территории страны канал “Культура” даже не ловится! В общем, интеллектуальные игры – это очень серьезно, и отношение к ним должно быть более высоким чем к спорту или досугу. Очень четко это прослеживалось на заре телепрограммы “Что? Где? Когда?” через подчеркивание ее связи с обществом “Знание”. Здесь мы ближе всего к истине – интеллектуальные игры являются эффективным способом пропаганды ценностей культуры, науки и интеллекта. Вот из этого и надо исходить всем – тогда и силы будут, и убежденность, и социальное влиятельность.

Впрочем, в последнее время, увы, на все времени все-таки не хватает. Лет десять назад я говорил себе, что в отличие от нормальных людей живу 2,5-3 жизни. Занимаюсь наукой, общественной деятельностью, преподаванием, много читаю, музыка, спорт и пр. – все последствия подросткового стремления стать Сверхчеловеком. Увы, подростковые мечты быстро разбиваются о реальность, да и возраст уже не позволяет жить больше двух жизней – сейчас они вмещают в себя административную работу, хобби (интеллектуальные игры), преподавание в вузе, чтение книг, и все, пожалуй. Серьезной наукой пришлось пожертвовать, но надеюсь, не навсегда – как только с административной работой перестанет получаться (а здесь я не навсегда) - вернусь в вуз и допишу докторскую. Еще раньше пришлось пожертвовать семейной жизнью. Это тоже последствия подросткового максимализма, когда я усиленно культивировал в себе абсолютно серьезного и ответственного человека, в результате превратившись в личной жизни в довольно угрюмую и, боюсь, подавляющую личность. А зануды не очень-то нравятся девушкам. Так что пока это дело пришлось отложить до лучших времен. Зато освободилось лишнее время для хобби;-)

Саранские фестивали проводятся уже не первый год. Однако историю их проведения, как кажется со стороны, можно разделить на два этапа - довольно-таки камерных фестивалей конца 90-х и масштабных проектов последних лет. Как вы относитесь к такой эволюции? Какой из фестивалей запомнился вам больше всего?

Эта эволюция не окончательная – грядущий осенью фестиваль, наверное, будет ближе к камерному. А то, что происходило с Открытым Кубком Мордовии в предыдущие годы – отличная школа и вполне закономерная линия восходящего развития. Мы стремились к максимуму – постепенно выйти на международный уровень в плане организации. Это получилось. Мы старались учиться на своих ошибках – и почти всегда исправляли то, что не получалось в предыдущем сезоне.

Вместе с тем, увеличение масштабов и значимости большого осеннего (последние два года – зимнего) фестиваля вполне компенсировались камерностью и душевностью летнего лагеря. Это как маленькая жемчужинка, которая, может быть для человека даже ближе чем большой бриллиант.

Больше всего запомнились самый большой фестиваль, который мы проводили – на 104 команды. Мы тогда просто “захлебнулись” в организационном отношении и высказывания Анатолия Рафаиловича Белкина хоть и били больно, но позволили довольно серьезно изменить отношение к подготовке. Было принято решение о жестком лимитировании, внутреннем отборе и пр. Но свои ощущения на сцене тогда мне не забыть никогда – это точно. Из приятных воспоминаний – атмосфера на фестивале 2003 года, который был этапом Кубка Мира. Лучшее, что удавалось сделать (хотя и там многое можно было подправить – если бы я бы в силах (статусных), я бы, например, изменил помпезность церемонии открытия, которую можно было бы решить более стильно).

Не могу не упомянуть также легендарный Первый лагерь КИТ – заброшенный лагерь, 27 кроватей и еще 30 сеток на 75 участников, отсутствие холодильника и электроплиты, сбежавшего от трудностей австрийского спецназовца, воду, которую таскали за полкилометра во флягах… Сейчас все не так – уже и комнаты теперь на 3-4, и столовая стала волне цивильной, и игры заканчиваются, как правило до 3-х ночи… А все равно тот, первый, лагерь был самым романтичным и интересным. Уже года два пытаюсь придумать помимо официального лагеря двухдневный “дикий” знатоковский поход на отдаленную природу, да времени не хватает. Или остальные еще не вполне комфортом насладились.

 

Складывается впечатление, что в последнее время вы проявляете больший интерес к студенческому движению - в Саранске прошел последний Чемпионат России, а участниками последнего фестиваля тоже были только студенты, аспиранты и преподаватели вузов.

Частично на это вопрос я уже ответил. Считаю, что для студентов заниматься интеллектуальными играми очень полезно, а для школьников – почти необходимо. Во-вторых, студенты (как и школьники) – это самостоятельные социальные горизонтали, которые нужно структурно заполнить. Это необходимо для более четкого структурирования движения интеллектуальных игр. Отвечу, кстати, критикам происходящих процессов упорядочивания, что они необходимы для того, чтобы интеллектуальные игры могли занять достойное место под солнцем. Можно играть в “любительщину”, но тогда это навсегда останется делом “тусовки”. Для “тусовки” в этой ситуации есть огромный плюс – можно подбирать состав под каждый конкретный турнир, решая высшие цели. Только для системы это несет большой вред, потому что нет четких критериев и ориентиров – трудно раскручивать СМИ, которые начинают путаться в многочисленных командах-двойниках и турнирах с супергромкими названиями. В идеале (для системы, конечно) все должно быть просто и четко – есть три горизонтали – школьники, студенты, взрослые. Есть национальные чемпионаты и чемпионат Мира. Еще есть фестивали, позволяющие сравнивать силы команд “в реальном времени” - интегральным показателем при этом является рейтинг. Вот и все. Четко, понятно, прозрачно. При этом можно рассчитывать на раскрутку (которая, кстати, начнется с периферии – в провинции, как видно, работать с СМИ проще чем в центре). Вот интересно, кстати, в скольких регионах радиоканалы рассказывают о ходе текущих чемпионатов регионов по интеллектуальным играм? У нас – рассказывают, чего и вам желаю.

Почему вы сделали такой выбор?

По последнему чемпионату вузов? Выбор был связан с тем, что вузовская среда представляется оптимальной для финансовой поддержки системы интеллектуальных игр, пока она не стала выгодной для масс-медиа. Для вузов это – педагогика. Поэтому их надо привлекать как можно шире, воздействуя при этом на корпоративный дух вуза. Вузовское поволжское первенство – один из вариантов создания такого стимула. Постараемся проводить его и дальше, если конечно, не найдется других желающих.

Когда стоит ожидать традиционного открытого фестиваля?

Осенью. Как и в 1997-2002 гг – в последние выходные октября. Возвращаемся на круги своя.

Вы имеете самое непосредственное отношение к созданию Поволжской Лиги ЧГК, на данный момент являющейся, пожалуй, старейшим междугородным регулярным чемпионатом. Как возникала такая идея?

На первый фестиваль к нам, среди других гостей приехали “Ворон” и “Сержант”, игроки которых рассказали, что в Поволжье есть и другие города с сильными клубами. Мы установили контакты. Дальше все было очевидно. Вариться в одном городе просто неинтересно – все друг друга знают, сюрпризы бывают, но редко, а главное – нет выхода “вверх”. Если нет стимула для подъема, то препятствия на пути развития будут практически непреодолимыми. Организация регулярного первенства в географически-локализованном регионе при минимальных затратах – абсолютно идеальная форма, при которой гарантируется чистота результатов (в отличие от синхронов), обеспечивается постоянная связь между людьми в разных городах – а главное все-таки люди, человеческие отношения, эмоции, тепло, реальность; мероприятиям придается солидность, основанная на масштабе. Далее – опираясь на регулярный чемпионат по ЧГК легко прийти к официальному первенству по брэйн-рингу и “Своей Игре”. По отдельности каждый из наших городов не может конкурировать с Москвой и Санкт-Петербургом, а вместе – мы почти равны им. А это - те же стимулы, уважение к своей лиге, основание для роста. В общем – масса плюсов, и никаких минусов.

Между прочим, я пытался предложить такую модель и для других обширных регионов в ходе последнего на данный момент конгресса МАК: Северо-запада, Юга, Центра, Урала. Вел на эту тему много разговоров – даже были кое-какие попытки в Центральной и Северо-Западной России. Но, увы, дальше дело не пошло. Хотя в будущем наверняка к этому еще кто-то придет. И тогда помимо трех возрастных горизонталей будут и четкие региональные отборы на Чемпионаты России и по ЧГК, и по брэйн-рингу, и по “Своей игре”.

 

В ПЛ прослеживается некая тенденция: в чемпионатах по брэйну явно доминирует Самара - не считая четырех побед "Бегемота", два года подряд мы видели самарские финалы. В "Что? Где? Когда?" чувствуется преобладание казанских команд - к "Вервольфу" и "Динамиту", одним из главных претендентов на победу, в этом году добавился "Шлезвиг-Гольштейн". Саранцам же, несмотря на обилие сильных команд, не удается, как кажется, играть настолько ровно. Как вы полагаете, с чем это связано?

А вот тут не соглашусь и на помощь ко мне придет та самая статистика. Готовясь к ответу на вопросы этого интервью я сделал таблицу медалистов ПЛ по всем трем официальным чемпионатам (постараемся оперативно опубликовать ее на сайте КИТ). Так вот, давая за золотые медали по 3 очка, серебряные – по 2 и бронзовые по 1, мы получим, что лидирует у нас Самара (благодаря, главным образом неизменному чемпионству “Бегемота” в брэйн-ринге и почти неизменному чемпионству Дмитрия Борока в “Своей Игре”, а вот Саранск идет на втором месте, немного опережая Казань. Я уж не говорю про прошлый сезон, в котором у нас один “золотой” комплект (“Реал” в Чемпионате ПЛ по ЧГК), один серебряный – “Импульс-ЗС” в Чемпионате ПЛ по брэйн-рингу) и два бронзовых (“Реал” в БР и Максим Феоктистов в СИ), что намного лучше результатов других городов. Но это, боюсь, не навсегда. Социально-экономические процессы делают Мордовию своеобразной Ирландией прошлого века – у нас колоссальный отток жителей в другие города. Вы просто не можете представить его истинных масштабов (по некоторым данным, только в прошлом году из Мордовии уехал каждый тридцатый житель – сделайте поправки на пол и возраст и ужаснитесь). Ни один другой город Поволжья не испытывает подобных проблем, поэтому “утечка мозгов” не позволит нам в ближайшие годы на равных конкурировать с крупными городами. Мы пытаемся это компенсировать организованной работой со школьниками и студентами – но воспитывается игрок высокого уровня годами, а едет потом до Москвы в поезде ровно 10 часов 50 минут... А наша интенсивная работа со школьниками – что-то вроде попытки с помощью электростанций противостоять глобальной энтропии. Один факт – из первой рейтинговой десятки КИТ, которая составлялась в 1997 году сейчас в Саранске живут двое – Алексей Беспалов и Дмитрий Лашин. И только Бог ведает, сколько у них было искушений переехать – спасибо им, за то что они все еще “держат небо”.

Даже из относительно успешного “Реала” ежегодно переезжают игроки. Последними стали Дмитрий Филин и Андрей Абащенко – поэтому в текущем сезоне нам будет сложно сопротивляться казанскому “роковому легиону”. Пока отдохнем, а уж в следующем году – посмотрим.

Вопрос к вам, как к автору вопросов и редактору многочисленных пакетов. Писать вопросы - это умение или искусство? А редактировать?

Писать вопросы – это страсть. И Бич Божий. Страсть – потому что удовольствие от хорошо продуманного сюжета вопросы больше чем от взятия. А если уж удается порадовать многих людей – так и совсем хорошо. Вообще, вопросы – это очень интересная форма коммуникации, в которой проявляются разные черты характера человека: это могут быть снобизм, уважительность, менторство, злобность, высокомерие... Вот, пожалуй, любовь нельзя в вопрос вложить – в лучшем случае - уважение. А Бичом Божим вопросы становятся тогда, когда на носу крупный турнир, а их не хватает. Правда последнее больше относится к брэйн-рингу – норму вопросов для “Что? Где? Когда?” я примерно распределяю по году, так чтобы на все турниры, к которым имею отношение как автор из хватало – и был маленький запас на крайний случай.

С редактурой связана своя история. Здесь вот именно больше искусства – ты должен плыть в материале, как хороший исполнитель плывет в волнах музыки. Вообще, признак мастерства и таланта – когда человек делает сложные и высокие вещи, не напрягаясь и изменяя их природу “под себя”, а понимая и даже ощущая ее – посмотрите, как дирижирует Спиваков. Посмотрите на его лицо.

При редактировании вопросов нужно четко улавливать грань между тем, когда твой культурный горизонт начинает довлеть пакету – этого нельзя допускать ни в коем случае. Я вижу большую опасность в сужении круга редакторов и авторов, и стараюсь сделать все, чтобы он был более широким. Увы, культурный горизонт каждого человека небезграничен, и это может привести к тому, что сейчас, зная кто редактирует тот или иной пакет мы, например, с большой долей вероятности, можем предсказать свое место (или во всяком случае сегмент) в итоговой таблице. Поэтому я стараюсь лоббировать сменяемость редакторов в разных турах ОВСЧ, финалах студенческих чемпионатов России, рад, что туры Поволжской Лиги сохранили свою самобытность. Каждый из них, кстати, для нас - встреча с другим городом и его людьми. Поэтому и свои тур (может, за исключением одного года) мы делаем коллективно, через голосование, отбор и творческую редактуру.

Выделю, кстати, лучших редакторов из числа тех, с кем мне доводилось работать. Наилучшее взаимопонимание у нас с Михаилом Перлиным из Кельна. С огромным удивлением узнал, что он еще очень молодой человек. Очень сильный и мудрый редактор Илья Ратнер из Хайфы, но его я немного побаиваюсь – израильская школа отличается от нашей и культурными акцентами, и логической структурой подачи вопроса. Те, кто были на последнем Чемпионате России это четко прочувствовали.

Из тех, с кем не работал. Мне нравятся пакеты, которые готовит Владимир Белкин – они “человечные” и какие-то добрые. Анатолий Белкин очень разный - может быть снобом, а может быть и безукоризненным логиком с четким пониманием культурного горизонта участников конкретного турнира, под который готовятся вопросы – хорошие пакеты, на мой взгляд, он готовил для студенческих финалов. Александр Либер и Евгений Поникаров – люди крайностей. Могут сделать сверхсложный пакет уровня московской “вышки” прошлых лет, но разумеется, более тонкий, а могут и что-то простенькое соорудить. Тут не угадаешь. Андрей Абрамов, мне кажется, чуть побаивается апелляционной угрозы. Он лучше всех “вычищает” пакет от возможных скрытых угроз, но вопросы, при этом иногда теряют соль. Я в таких случая рискую. Бывало - нарывался на снятие, но “острота” вопроса и его интересность даже в этом случае самоценны. Как пример – несправедливо, на мой взгляд, снятый вопросы одного из Саранских фестивалей про Моисея, который говорил с горящим кустом.

В последнее время все больший авторитет завоевывает редактура Дмитрия Борока, которого уже смело можно отнести к топ-редакторам. К наиболее перспективным (из тех, работы которых знаю) отнес бы Михаила Чернышева из Курска. Интересная работа (по технике) была у редакторской группы последнего чемпионата России.

Вообще же, пользуясь случаем, попробую составить очень субъективный “хит-парад” топ-редакторов на данный момент. Это только мое личное мнение, основанное либо на анализе авторских пакетов вопросов, либо на опыте личной работы с редакторами:

  1. Владимир Белкин,
  2. Михаил Перлин,
  3. Илья Ратнер,
  4. Александр Либер,
  5. Андрей Абрамов,
  6. Евгений Поникаров,
  7. Анатолий Белкин,
  8. Дмитрий Борок,

И еще одно соображение о редактуре. Я ненавижу пошлость и в жизни и в вопросах. Так,

наверное, ее должен ненавидеть человек, наездившийся в саранских троллейбусах, живший в мордовской деревне, где мат, в присутствии и женщин, и детей – обычный язык общения. Поэтому меня жутко коробит, когда нецензурщину используют игроки ЧГК. Поверьте (многие наши товарищи подтвердят) – я и сам завернуть могу так, что мало не покажется. Но не при женщинах, и не при детях. А уж использование нецензурных аллюзий в вопросах – еще хуже. Ведь этими образами редакторы влезают в головы сотням, тысячам людей. Нравиться им что ли? В общем, за некоторые вопросы крупных турниров последнего времени мне было стыдно перед школьниками, которые оказывались на этих играх. Жаль, что не все понимают этой ответственности и грани между ЧГК и Кубком Ржевского (кстати, за последние года три у меня и у самого накопилось десятка полтора вопросов “про это” - думаю вот предложить Диме Бороку на летний “КР”).

Уже не первый год на ваших фестивалях играются очень удачные, на мой взгляд, пакеты вопросов, подготовленные вами совместно с Михаилом Перлиным. Как сложился такой творческий союз? Насколько легко вы приходите к согласию по поводу тех или иных вопросов, вариантов редактур?

Я бы добавил, что трижды при подготовке этих чемпионатов работало трио, в котором важнейшую роль играл Илья Ратнер. Началось это лет пять назад, когда фестиваль в Саранске начал выходить на уровень самых значительных турниров России (это показывал рейтинг, который мы тогда вели, и который был использован в качестве базового для рейтинга Физтеха, в свою очередь ставший базовым для нынешнего рейтинга МАК). Было ясно, что для турнира на который приезжают, скажем 3 из пяти первых команд мира моих редакторских способностей явно не хватает. Тогда и нужно было обратиться к помощи хороших внешних редакторов. Мне повезло сразу – Владимир Белкин, сильно помогавший в проведении многих фестивалей в Саранске, порекомендовал Михаила Прелина, который оперативно откликнулся, тот в свою очередь порекомендовал Илью Ратнера. Результатов стали три пакета “на троих” и еще штуки четыре мы делали вместе с Михаилом Перлиным, но уже для турниров уровнем пониже.

Об особенностях работы. Как я уже сказал, Илья более строгий и жесткий в суждениях редактор. С Михаилом несколько проще – культурный кругозор у нас довольно схож. А его отстраненность от российских реалий помогает “вычищать” то, что не обладает подлинной значимостью.

При работе некоторое время я пытался привить принцип оценивания вопросов в числовом выражении, с последующим ранжированием и оставлением лучших по оценкам (такой метод применяется при подготовке саранских пакетов для Поволжской Лиги), но он не прижился. Поэтому работаем традиционно – каждый пишет, какой вопрос ему “нравиться - не нравиться” и насколько. Те, что нравятся всем попадают в итоговый пакет. С остальными ведется работа, чтобы “понравились”. В завершении каждый из редакторов может “убить” в пакете тот вопрос, который ему особо антипатичен, несмотря на возражения остальных, и добавить свой – из непрошедших. Это придает пакету “лица необщее выражение”. Есть и еще секреты – но о них умолчим, экономя время читателей.

Какое ваше достижение как игрока оставило у вас в памяти наиболее яркие впечатления?

Больше всего я радовался как игрок после того, как наша команда завоевывала бронзовые награды на сильных фестивалях в Самаре и Саратове (оба – в 2003 году). Тогда они запомнились нам не только результатов, но невероятно прекрасным ощущением владения игрой. Минута растягивалась до нужного нам размера и вмещала в себя настоящие драмы. А заключительные дни турниров (которые мы традиционно играем много лучше чем первые) просто были сказочными, потому что мы показывали результаты вровень с победителями. Жаль, что текучка, перегруз по работе, недосып и бытовые дела не позволяют так очищать мышление, чтобы воскресить те ощущения еще раз. Но ведь еще не вечер?

Саратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-ринг
Саратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-рингСаратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-рингСаратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-ринг
Copyright © 2005 Alex Gendalf. All Rights Reserved.